Виталий Пашин

8 октября 2013 года не стало Виталия Васильевича Пашина — участника Великой Отечественной войны, профессионального журналиста, писателя, библиофила, увлечённого и жизнерадостного человека. Общение с ним на протяжении семнадцати лет, прошедших с момента первого знакомства, научило меня многому…
В память о Виталии Васильевиче я публикую здесь свой отклик на книгу «Гвоздь программы», изданную в 2001 г., а также шаржированный портрет автора, созданный мной (по его просьбе) специально для этой книги.

Александр Власов
16.XI.2013

Опубликовано:
Северная правда. 2001. № 29 (15 февр.). С. 7.

Дата публикации на сайте: 16.11.2013
URL: http://vlasov.kostromka.ru/reviews/004.php

Озвученный свет

В. Пашин. Гвоздь программы

В. Пашин. Гвоздь программы: Рассказы и юморески. — Кострома, 2001. — 176 с.

Спросим себя: часто ли нам предоставляется возможность поразмышлять о такой серьёзной материи, как юмор? Думаю, ответ напрашивается сам собой. За последние несколько лет этот жанр, некогда считавшийся «низким», едва не стал таковым в действительности... Но — всё же не стал. И в первую очередь благодаря тем авторам и читателям, которые, вопреки веяниям времени, юмор подлинный, идущий от жизни, предпочитают пустому зубоскальству и смеху «от щекотки».

Очередная — двадцать первая по счёту — книга известного (и не только в Костроме) журналиста и писателя Виталия Пашина «Гвоздь программы», к счастью, даёт повод для серьёзного разговора о юморе.

Каждый, кто знаком с творчеством В. Пашина, знает, насколько разнообразна его писательская «палитра». Данная книга не стала исключением. В ней представлены автобиографические рассказы, юморески, пародии, стилизации, афоризмы (которые, впрочем, сам автор предпочитает именовать аксиомами) и даже басни («Банкет» и «Метаморфоза»), написанные в «соавторстве» с И. А. Крыловым. Лейтмотивом проходят миниатюры из цикла «Слыхали ль вы?». Героями их являются «несгибаемый» хан Батый, вождь гуннов Аттила, гениальный Козьма Прутков, восточный мудрец Садык Али Сундук... Смешение различных исторических и литературных реалий, вымысел, заведомая абсурдность содержания, облекаемого в сугубо «научную», подчёркнуто «логическую» форму, создают комический эффект, напоминая о весьма распространённом способе «популяризации знаний»…

Юмор, ирония, гротеск у В. Пашина органично сочетаются с установкой на реалистичность, а иногда и документальную точность повествования. В первую очередь это касается произведений, составляющих второй раздел книги — «Из уголков памяти»: они сочетают в себе элементы мемуаристики и юмористического рассказа-новеллы. Мне кажется, что именно в этом жанре авторское дарование раскрывается наиболее полно.

Произведений, возникших «из ничего», в книге нет вообще: каждый, даже самый «абсурдный» и «фантастический» сюжет имеет под собой реальную жизненную основу.

Обращают на себя внимание авторские предисловия-комментарии, позволяющие проследить судьбу того или иного рассказа. В одном случае авторский комментарий оформляется как необходимая «историческая преамбула» («Тётушка Серёги Грушина»), в другом — становится вполне самостоятельным произведением («Заурядная история», предваряющая написанный ещё в начале 60-х годов рассказ «Пятая заповедь»).

Среди произведений, рассчитанных на прочтение в пародийном ключе, выделяется рассказ «Спасибо, Антон Палыч». Провинциальный графоман, вняв «мудрому» совету редакции сатирического журнала «учиться и ещё раз учиться у А. П. Чехова и др. классиков», взял и переписал от первой до последней строчки «Лошадиную фамилию» (разумеется, «с поправкой на современность»). Этой же теме, кстати, посвящён и рассказ «Не смешно!», пародирующий форму и стиль редакционных «отписок» и штампованных рецензий. Оборотной стороной медали является беззастенчивое заимствование писателями-рецензентами чужих фабул и оригинальных художественных приёмов. В рассказе «Полупроводниковая скотина» предложен и способ борьбы с этим злом — проведение экспертиз при помощи ЭВМ и выдача патентов, удостоверяющих «чистоту сюжета»...

«Гвоздь программы», на мой взгляд, одна из наиболее цельных, продуманных книг писателя. Конечно, можно спорить о достоинствах и недостатках конкретных произведений, но уже сейчас очевидно: Виталий Пашин — мастер слова, требовательный к себе и уважительно, по-доброму относящийся к читателю. Он тонко чувствует границу (иногда довольно прозрачную), отделяющую юмор от пошлости, и никогда её не переходит.

Книга проиллюстрирована талантливым костромским художником-карикатуристом Владимиром Кабановым. Это его первый — и, без сомнения, удачный — опыт в книжной иллюстрации.

…«Мир уцелел, потому что умел смеяться». Не случайно именно этот девиз Международного Дома юмора и сатиры в Габрово В. Пашин взял эпиграфом к своей книге. Трудно найти слова, более соответствующие той жизненной и творческой философии, которую автор излагает в послесловии-эссе («Улыбайтесь — и вам станет легче»): «Способность подмечать смешное, несовершенное в себе, в окружающих людях, в явлениях текущей жизни, в отечественной истории — лучшее доказательство нравственного здоровья нации, её полноценности. Народ, “в минуту жизни трудную” способный шутить и смеяться, выстоит и победит все невзгоды». Размышления писателя интересны тем, что основаны на глубоком знании истории юмора и личном постижении его таинственной природы.

«Звук смеха — как сноп света, — заметил Ф. Искандер. — Может быть, смех — это озвученный свет?» Это всего лишь предположение. Оно недоказуемо, но, как и все образные, поэтические сравнения, глубоко верно по своей сути.

Об этом свидетельствует и всё вышесказанное, и то, о чём невозможно поведать в короткой рецензии, написанной по случаю выхода в свет новой книги.

Александр ВЛАСОВ

Версия для печати Версия для печати >>

<< пред. | рецензии | след. >>